Бизнес идеи 2017-2018 с минимальными вложениями

Читайте также: Бизнес идеи 2017-2018 с минимальными вложениями

Архиерейский собор: от Берлина до развода

Завершающаяся неделя оказалась щедра на религиозные события, связанные, в первую очередь, с Русской православной церковью. Однако затронувшие не только другие поместные Церкви или конфессии, но и разные религии.

Начало положило выступление епископа Тихона (Шевкунова), сообщившего на конференции «Дело об убийстве царской семьи: новые экспертизы и материалы. Дискуссия», что в ходе расследования, начатого СК в 2015-м году, будет проверена и версия ритуального убийства императора Николая Романова, его семьи и приближенных. Бумерангом вернулись опасения от еврейских общин, что начнутся погромы.

На следующий день состоялось заседание Священного Синода, от которого ждали назначений на вдовствующую после смерти архиепископа Берлинского и Германского Феофана кафедру. Не дождались, в частности из-за того, что в Берлине есть представитель Русской православной церкви заграницей (объединившейся с РПЦ в 2007-м году), архиепископ Берлинский и Германский Марк. Местные православные и протестанты взволнованы затянувшейся неопределенностью.

В среду открылся Архиерейский Собор. После официальной части настал перерыв: время общения епископата с прессой. Прессу интересовал единственный вопрос — о ритуальном убийстве, архиереи держали оборону: материалы получили. Изучаем. А подробнее пусть вам ответит владыка Тихон.

Был на Соборе поставлен вопрос о монашестве: хороший, правильный вопрос. Но о нем забыли, едва стало известно, что в Московским патриархате оказалось письмо главы Украинской православной церкви Киевского патриархата, патриарха Филарета (в миру Михаил Денисенко), считающейся неканонической (непризнанной легитимной). В том письме отчетливо слышалось желание восстановить молитвенное общение. Кроме того, глава Киевского Патриархата попросил прощения за свои прегрешения, что немаловажно, поскольку в 1997-м году Михаил Денисенко был предан анафеме. Иначе говоря, был официально признан нехристианином. Но буквально через несколько часов от представителей обеих Церквей стали появляться настораживающие комментарии. Спустя сутки патриарх Филарет дал пресс-конференцию. Но и без нее было очевидно, что взаимоотношения между двумя патриархатами настолько изменились в худшую сторону, что исчезла малейшая надежда на их улучшение при жизни предстоятеля УПЦ КП.

Сугубо православные, но, одновременно, оказавшиеся межконфессиональными проблемы логично предоставить решать мужчинам (тем более, что женского епископата в Московском Патриарахате не существует). Но один пункт повестки соборной недели напрямую коснулся нелегкой женской судьбы и семейного счастья: архиереями был утвержден документ «О канонических аспектах церковного брака». И игнорировать этот факт оказалось решительно невозможно.

Не будем скрывать, что эта часть Собора — самая актуальная и интересная для светского человека, далекого от внутренней и внешней политики Церкви. Венчаться в российских реалиях считается и престижно, и душеполезно. Последнее, к сожалению, мало кому понятно, поскольку в Церкви как не было прежде, так и не зафиксирована в новом документе необходимость духовной подготовки к таинству венчания. В отличие от таинства крещения, к которому обязательно готовятся восприемники (крестные) и тот, кто крестится, если решение стать христианином приходит в сознательном возрасте. Так что, по большей части, венчание — дань современной моде.

В попытке облегчить понимание суть документа, его стоит поделить на две составные. При переводе формулировок на современный русский язык, первая часть — это перечень условий, при которых возможен или запрещен церковный брак. То есть венчание. Вторая — признание его утратившим каноническую силу. То есть развод.

В первую очередь отметим, что венчаться по-прежнему можно только три раза (если только кто-то не займет положения Иоанна Грозного, надумавшего венчаться в четвертый раз. Воспользовавшись кончиной митрополита Кирилла, он созвал собор, на котором клялся духовенству, что из-за болезни новобрачной Марфы и ее скоропостижной смерти, она не успела стать ему женой: «Темные силы дьявольские воздвиже ближних многих людей враждовати на царицу нашу, еще в девицах сушу… и тако ей отраву злую учиниша». Духовенство подтвердило, что брак не был консумирован и в виде исключения «по государственным соображениям» царю разрешили 4-й брак.

Церковный брак невозможен, если брак не зарегистрирован государственными органами. За исключением, конечно, тех случаев, когда есть разрешение местного архиерея. А также между родственниками, если венчаться собрались женатые более трех раз, не достигшие определенного возраста, священники и монахи. Попадают под запрет сменившие пол и состоящие в духовном родстве. То есть крестные. Но не все подряд, а только брак между восприемником и матерью крестника, или восприемницей и отцом крестницы. Что интересно и не было по канонам Церкви в XIX веке. В остальных случаях как дань преданию, решение вопроса о браке между восприемниками оставили на волю архиерея, приравняв бракам в 5 и 6 степени родства. Как будут соблюдать эти решения Собора те, у кого в традиции записывать в крестные по 6 человек, а то и полдеревни (например, представители Православной церкви Молдовы) — вопрос открытый.

Перечень ограничений и разрешений на брак этим не ограничивается. В современном мире, истинно православному бывает не так просто найти себе подобного. Зато спутники жизни попадаются в других религиях. А то и вовсе неверующие. Нюансов десятки. И самое мудрое решение, прежде чем влюбляться в кого-то, выяснить, не является ли будущий супруг адептом религиозной организации, настроенной враждебно по отношению к Русской Церкви.

Или, что хуже — нехристиани: такие пары «не подлежат венчанию».

Непросто придется даже тем, кто планирует связать свою жизнь с католиком или протестантом. Формально ни тот, ни другой не является представителем враждебной МП религиозной организацией. На деле доказать это практически невозможно. К тем, кто отважится на брак с представителем другой конфессии, Церковь «может проявлять пастырское снисхождение, Русская Православная Церковь как в прошлом, так и сегодня находит возможным совершение браков православных христиан с католиками, членами Древних Восточных Церквей и протестантами, исповедующими веру в Триединого Бога, при условии благословения брака в Православной Церкви и воспитания детей в православной вере. Такой же практики на протяжении последних столетий придерживаются в большинстве Православных Церквей».

Нюанс про детей весьма щекотлив, ведь у будущего супруга может быть свой план по их воспитанию. Словом, чтобы действовать наверняка, лучше сходить к местному архиерею, он просто обязан помочь принять важное решение. Или искать невраждебного православного.

Не менее страшно выглядит на бумаге и ситуация с разводами. Принимая решение о признании церковного брака утратившим каноническую силу, Русская Православная Церковь основывается на определениях Собора 1917-1918 годов «О поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью», а также исходя из Основ социальной концепции Русской Православной Церкви. Для развода походит более десятка пунктов от «отпадения одного из супругов от православия» до «безвестного отсутствия одного из супругов, если оно продолжается не менее трех лет при наличии официального свидетельства уполномоченного государственного органа». Словом, «при наличии обстоятельств, которые влияют на брачный союз столь же разрушительно, как и прелюбодеяние, или которые могут быть уподоблены смерти одного из супругов».

На деле же церковный развод сводится к крайне простой процедуре: решивший развестись приходит в епархиальное управление и пишет заявление: «Не сошлись характерами, планирую брак заново». Совсем просто получить развод, предоставив документ о новом браке. Спустя примерно месяц брак признается официально недействительным и можно венчаться второй и третий раз. Стоит оговориться, что епископы бывают разные. И в некоторых случаях добиться «утраты брака» не так уж просто.

Документ пространен, обширен и состоит из огромного числа уточнений, с одной стороны, многое запрещающих, с другой — оставляющих принятие решений на волю правящего архиерея. Однако принципиальных изменений в нем не замечено. Что не так и плохо для Церкви, почитающей свои традиции две тысячи лет.

0
17:26
26 просмотров
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...